"Доклад имперской комиссии" часть 2 - Книги Oblivion на The Elder Scrolls Gameplay Modding
Главная » Статьи » Библиотека » Книги Oblivion

"Доклад имперской комиссии" часть 2

   "Доклад имперской комиссии"  по расследованию катастрофы у Ионита     


   Лорд Поттрай, Председатель


Часть III:  Уничтожение экспедиционного корпуса

   Зима в Акавире оказалась куда более суровой, чем ожидалось. Из-за проблем со снабжением и прибытия тысяч гражданских поселенцев экспедиционному корпусу были урезаны нормы питания.  Положение осложнялось тем, что налетчики Цаэски вернулись, с новыми силами нападая на фуражиров и разведчиков за стенами двух городов.  Некоторые форты на дороге между Септимой и Ионитом были захвачены во время буранов, а остальные пришлось оставить ввиду их неприспособленности для жизни в зимних условиях.  В результате сообщение между двумя городами поддерживалось только магическими средствами, что легло тяжким бременем на плечи боевых магов легионов.
   5-го числа месяца Восхода большое посольство двора Цаэски прибыло в Ионит с предложением мира.  Этой же ночью послы предательски перебили охрану у ворот города и впустили большую группу своих сообщников, поджидавших за городскими стенами.  Их явным намерением было убить Императора, но на их пути встали бравые и бдительные воины Десятого легиона, оборонявшие дворец.  После того, как они подняли тревогу, напавшие Цаэски были перебиты все до одного. Конечно же, после этого случая ни о каких переговорах между империей и Цаэски не могло быть и речи.
   С приходом весны положение только ухудшилось. Вместо долгожданных весенних дождей с востока подул горячий, сухой ветер, который то стихал, то вновь усиливался, но не прекращался в течение всего лета. Урожай погиб, и даже река (по которой в прошлом году небольшие корабли доходили до самого Ионита) к Солнцевороту совершенно пересохла.  До сих пор неизвестно, были ли это местные, неизведанные причуды погоды Акавира, или же Цаэски как-то манипулировали погодой при помощи магии.  Комиссия склоняется к первому предположению, так как нет прямых доказательств, что Цаэски обладают таким могучим и тайным волшебством, однако и вторую возможность нельзя полностью отбросить за отсутствием доказательств.
   Из-за продолжительной непогоды флот с припасами отправился из Черной Бухты с опозданием.  Отплытие состоялось только в месяце Сева, но по пути его опять потрепали шторма, и поредевшая флотилия прибыла в Септиму только через восемь недель.  Из-за все более отчаянного положения в Акавире Императору пришлось отправить почти всех боевых магов с флотом, чтобы противостоять штормам, которые похоже, собирались затянуться на все лето.  Совет вновь попытался уговорить Императора оставить вторжение и вернуться в Тамриэль вместе с экспедиционным корпусом, но он вновь отказался, отметив, что флот уже не был достаточно велик, чтобы одновременно перевезти все четыре легиона.  Комиссия согласна с тем, что бросив один или более легионов в Акавире, Император значительно подорвал бы боевой дух собственной армии, однако Комиссия все же должна отметить, что потеря одного легиона была бы менее чувствительна, чем потеря всего экспедиционного корпуса.  Единодушное мнение Комиссии состоит в том, что это была последняя возможность предотвратить надвигающуюся катастрофу.  После того, как решение послать флот назад за подкреплениями и припасами было принято, события двинулись к неизбежной развязке.
   С этого времени о происходившем в Акавире известно немногое.  После того, как большинство боевых магов были командированы в помощь флоту, сообщение между экспедиционным корпусом и Тамриэлем почти прекратилось, поскольку с ухудшением положения в Акавире оставшиеся боевые маги были вынуждены расходовать все свои силы, чтобы хоть как-то помочь легионам.  Вдобавок существует теория, что Цаэски каким-то образом воздействовали и на магов.  Некоторые чародеи из Акавира сообщали, что  слабеют по какой-то неестественной причине, а маги Академии Войны в Сиродииле (которые обеспечивали связь для Совета) сообщали о проблемах в установлении контакта с их коллегами в Акавире даже в тех случаях, когда контакт пытались установить учитель и ученик, долго работавшие вместе. Комиссия попросила специалистов Академии тщательно изучить магические возможности Цаэски, на тот случай, если Империи предстоит столкнуться с Акавиром в будущем.
   Известно, что Император выступил из Ионита в середине Солнцеворота, оставив в городах только небольшие гарнизоны, чтобы удерживать их.  Он обнаружил, что Цаэски собирают силы на другой стороне горного хребта, к северу, и собирался растоптать их армию, пока она не набрала сил, захватив их обозы с провизией (в которой армия Императора отчаянно нуждалась). Похоже, этот быстрый марш застал Цаэски врасплох: экспедиционный корпус пересек горы и напал на лагерь врага, обратив вражескую армию в бегство и захватив их предводителя (какого-то аристократа). Но вскоре Императору пришлось отступить в Ионит, и его легионы понесли большие потери. Теперь уже Император оказался осажден и отрезан от небольшого гарнизона Септимы, который тоже был блокирован. По всей видимости, на этот момент все усилия боевых магов были сосредоточены только на том, чтобы создавать воду для поддержания жизни солдат - такое умение не является обычной практикой для выпускников Академии Войны. Флот без помех прибыл в Черную Бухту благодаря подразделениям боевых магов, находившимся при нем, но все попытки вернуться в Акавир оказались неудачны из-за чудовищных штормов, которые терзали Эсрониэт до конца 289 года.
   Последний сеанс связи между членами Совета и Императором состоялся в начале месяца Мороза. К началу месяца Вечерней Звезды Совет был исключительно обеспокоен развитием ситуации и отдал флоту приказ отплывать в Акавир, невзирая на риск.  Несмотря на непрекращающиеся шторма, флоту удалось достичь Акавира.  Надежда появилась после того, как Академии удалось восстановить контакт с боевым магом Императора, который сообщил, что Ионит еще держится.  Был поспешно разработан план - экспедиционный корпус должен был вырваться из Ионита и отступить к Септиме, после чего соединиться с флотом.  Это был последний контакт с экспедиционным корпусом. Когда флот прибыл в Септиму, обнаружилось, что гарнизон прочно осадила большая армия Цаэски.  Боевые маги отбросили врага и удерживали его на расстоянии достаточно долго, чтобы уцелевшие войска и поселенцы успели сесть на суда.
   Немногие выжившие из экспедиционного корпуса, добравшиеся до Септимы, рассказали, что Император вывел свою армию из Ионита ночью двумя днями ранее, успешно пробился через осаждающие войска, но по дороге к Септиме был окружен превосходящими силами противника.  Они поведали о героической битве Императора и Десятого легиона, позволившей Четырнадцатому отступить к Септиме.  Этой же ночью двое выживших воинов из Десятого легиона прибыли в Септиму, проскользнув через рубежи обороны противника, который беспечно праздновал победу. Они подтвердили, что видели, как погиб Император, сраженный стрелами как раз в тот момент, когда он пытался собрать стену щитов из оставшихся воинов Десятого легиона.
 
Часть IV: Заключение
   Комиссия полагает, что вторжение в Акавир было обречено с самого начала по причинам, ни одну из которых нельзя было предвидеть.
   Несмотря на интенсивный сбор разведывательной информации экспедиционный корпус оказался неподготовлен к тому, что случилось после вторжения в Акавир.  Неожиданные погодные условия, преследовавшие армию и флот, были исключительно неблагоприятны. Если бы Восточный Флот не понес большие потери во время кампании, экспедиционный корпус можно было бы отозвать в 289 году.  Кроме того, погода вынудила Императора передать большую часть подразделения боевых магов флоту, оставив армию без помощи, которая была так необходима в последовавших боях.  Конечно же, неожиданная засуха, которая поразила Ионит в 289 году, перечеркнула надежды на локальное снабжение припасами, и экспедиционный корпус оказался в безнадежной ситуации.
   Цаэски также оказались слишком сильны, гораздо сильнее, чем можно было заключить, судя по докладам разведки.  Информация о размерах армии Цаэски, выступившей против экспедиционного корпуса, до сих пор остается неоднозначной, поскольку единственная крупная битва состоялась уже после того, как связь между Императором и Советом была потеряна. Существует мнение, что силы Цаэски превосходили войска Императора числом в несколько раз, так как им удалось обратить четыре первоклассных легиона в бегство и удерживать города в осаде в течение нескольких месяцев.
   Как и было сказано в начале, Комиссия не собирается критиковать первоначальное решение вторгнуться в Акавир.  С точки зрения той информации, которая была доступна на момент начала вторжения, этот план казался достойным, и только в ретроспективе мы можем понять, что вторжение имело небольшие шансы на успех.  Тем не менее Комиссия полагает, что из этой катастрофы можно извлечь несколько полезных уроков.
   Во-первых, Цаэски могут располагать значительными магическими силами.  Возможность управления погодой на таком огромном пространстве кажется невероятной (и следует отметить, что три члена Комиссии голосовали против включения такой возможности в настоящий отчет), но Комиссия все же полагает, что данная возможность требует немедленного расследования. Потенциал этой опасности таков, что даже призрачную возможность ее следует рассматривать всерьез.
   Во-вторых, Цаэски, по всей видимости, не располагают сколько-нибудь значительным флотом.  Экспедиционному корпусу вообще не угрожали с моря, и Восточному флоту приходилось сражаться только с погодой.  Безусловно, первоначальный план предусматривал оставить часть флота у Акавира ради осуществления саботажных операций, но вышло так, что у берега Септимы к югу и северу из-за рифов и островков оказалось очень мало мест, где могли бы пройти большие транспорты. Из-за недостатка дерева на равнинах вокруг Септимы и Ионита части экспедиционного корпуса не могли построить меньших судов, которые были бы способны к навигации в мелких прибрежных водах.  В случае любого похода на Акавир в будущем следует рассмотреть возможности саботажных операций с тем, чтобы использовать это очевидное преимущество над Цаэски, чего, к сожалению, не смог сделать экспедиционный корпус.
   В-третьих, еще до рассмотрения возможности повторного вторжения в Акавир следует гораздо более тщательно изучить ситуацию.  Информация, которую удалось собрать за четыре года до вторжения, была значительна по объему, но совершенно неадекватна истинному положению вещей.  Погодные условия оказались абсолютно неожиданными, Цаэски оказались гораздо сильнее, чем ожидалось, а попытки Императора вступить с Цаэски в дипломатические отношения закончились несчастьем.  Акавир оказался враждебен сверх всякой меры, и Комиссия считает, что предложения о любых дальнейших попытках вторжения в Акавир следует рассматривать как можно более тщательно, собрав все возможные сведения об условиях, политических обстоятельствах и народах, существующих в настоящий момент на этом континенте.
   Наконец, Комиссия единогласно постановила, что исходя из известных обстоятельств, любая попытка вторгнуться в Акавир при нынешнем состоянии дел в Империи была бы безрассудством.  Империи нужны ее легионы вблизи от дома.  Однажды мирная, объединенная Империя вернется в Акавир и жестоко отомстит за катастрофу в Ионите и павшего Императора, но этот день наступит еще не скоро.


Категория: Книги Oblivion | Добавил: Demolir (17.02.2012)
Просмотров: 694 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Загрузка...